RSS
home
 

версия для печати

ДАР КАРЕЛИИ – ШУНГИТ. Часть 1 (След в истории)

Шунгит камень не драгоценный, поэтому признания у изысканной публики, почета у ювелиров и интереса литераторов он не снискал. Даже среди менее благородных архитектурных материалов не удостоился он чести стать в одном ряду с мрамором или гранитом. Однако этот уникальный дар недр нашей планеты все же оставил заметный след в истории, а в научной среде его уникальные особенности до сих пор вызывают живейший интерес и жаркие дискуссии.

О целебных источниках на территории Заонежья в Олонецком крае Карелии местным жителям было известно издавна. Они не одно столетие использовали их исцеляющие способности для избавления от разнообразных хворей. В этих местах подземные воды проходят сквозь залежи шунгитовых горных пород и пробиваются на поверхность, приобретая уникальные лечебные свойства.

Целебный источник Царский ключСпасительной сила их вод оказалась в свое время и для ссыльной старицы-инокини Марфы – матери будущего царя Михаила Федоровича, родоначальника династии Романовых. В 1601 году более чем за тысячу верст от Москвы, разлучив с детьми и мужем, отправил Борис Годунов в ссылку боярыню Ксению Иоанновну Романову. С расчетом на скорую гибель ввиду слабости здоровья царь Борис в качестве места заточения избрал ей Толвуйский погост в Заонежской пятине.

Однако перенести тяготы пятилетнего заключения в далеком карельском монастыре ей помог расположенный неподалеку целебный источник, о котором знатной инокине поведали местные крестьяне. Источник приобрел известность и стал именоваться Царский ключ.

А поправившая пошатнувшееся здоровье инокиня Марфа, став великой государыней, исполняла при занявшем трон сыне роль негласного влиятельного келейного советника. Со временем об источнике основательно подзабыли. Но в июле 2013 года его восстановили и облагородили, сделав доступным широкой публике.

Почти через столетие намного более известными стали минеральные воды источников в окрестностях Олонецких горных заводов. Коренные жители этих мест издавна использовали их силу для избавления от многих болезней, но информация о них была, в основном, для внутреннего пользования. Так бы и были эти источники сугубо местным достоянием, кабы не совпали два таких события, как указ Петра І и утоление жажды из родника простым молотобойцем чугуноплавильного завода.

Курорт Марциальные водыИспытав на себе во время пребывания на европейских курортах благотворное воздействие минеральных вод, Петр І издал указ о поиске подобных источников «на манер Европ и Франций» на просторах Российской империи. Сам того не ведая, этот указ исполнил служащий молотобойцем на Кончезерском чугуноплавильном заводе Иван Рябоев.

Случилось это в зиму 1714 года, когда Рябоева командировали присматривать за возящими болотную железную руду из Равболота рабочими. Там давно страдающий от сердечного недуга Иван несколько дней пил воду из незамерзающего родника и одолевающая его хворь отступила. Об этом удивительном событии обрадованный молотобоец поведал управляющему, а тот доложил дальше по начальству.

Известие сочли заслуживающим внимания и в 1717 году для проверки прибыл даже лейб-медик царя Лаврентий Блументрост. Изучив химический состав воды, а также применив ее для лечения группы рабочих и солдат местного гарнизона, он подтвердил целебность найденного источника. Результатом стал царский указ от 20.03.1719 года об основании первого в Российской империи бальнеологического курорта Марциальные воды на Олонце.

Назван новоявленный курорт в честь римского бога войны Марса лично Петром І в ознаменование его побед на Балтике. Оздоравливались целебными водами как сам император, посещавший курорт четырежды, так и многие представители придворной знати. Однако смерть царя-реформатора прирекла и это, одно из множества его новаторских начинаний, на постепенное забвение. Попытка возродить курорт спустя столетие не увенчалась успехом. Только в 1964 году состоялось возрождение здравницы.

Марциальные минеральные воды славятся уникальными свойствами. Только по содержанию легко усваиваемого двухвалентного активного железа они превосходят все другие известные на сегодня источники. Их применение помогает при широком спектре болезней внутренних органов.

Среди страдающих мочекаменной болезнью 90% избавляются от недуга после курса лечения. По убеждению исследователей обусловлено это именно тем, что вода проходит через залежи пород шунгита, которые и наделяют ее столь целебным влиянием.

Курорт Марциальные воды

Оставил шунгит пусть и не значительный, но все же заметный след и в архитектуре. Имеющий насыщенный смоляной черный цвет мелкозернистый шунгитовый сланец просто не мог быть обойден вниманием. У жителей Заонежья он получил наименование аспид и, как многим необычного вида природным минералам, ему приписывали магические и целебные свойства.

Применялся шунгитовый сланец для изготовления столов и так называемых аспидных досок. Рисовали на них выточенным из этого же камня заостренным грифелем, который оставлял легкостираемые белые следы. Добывали этот прекрасно обрабатываемый материал на принадлежащем Тивдийскому заводу месторождении у берегов Нигозера в Петрозаводском уезде.

Аспидный (шунгитовый) сланец в оформлении исторических зданий Санкт-ПетербургаКак оригинальный отделочный материал аспид был оценен с началом строительства северной столицы. Красоту аспидного сланца оценили и архитекторы, использовав его в интерьерах ряда известнейших сооружений Санкт-Петербурга, и сам император. Имеется царский указ от 17 мая 1706 года, в котором Петр I собственноручно повелевал изготавливать лохани для фонтанов Летнего сада из белого мрамора и черного аспидного сланца.

В дальнейшем этот камень применяли при отделке Мраморного дворца. Плитка из аспида является элементом узора пола Казанского собора. Также он был использован для черных вставок при выкладывании в Новом Эрмитаже мозаики полов парадной лестницы, залов Юпитера, Помпеянского, Колыванской вазы и римской декоративной скульптуры.

Полированным аспидным сланцем облицован за исключением иконостаса по всему периметру плинт (т.е. нижняя часть стен) Исаакиевского собора. Интересен бюст возводившего этот собор архитектора О. Монфферана – в нем соединены все применявшиеся при строительстве горные породы. Аспид здесь использован для изготовления воротника мундира зодчего.

А вот внести посильный вклад в исход войны между Российкой и Османской империями в 1877 – 1878 гг. шунгиту не удалось. В преддверии надвигавшихся военных действий Россия активно искала замену углю марки кардиф, закупаемому у бывшей тогда союзницей Турции Великобритании. Поэтому сведенья о схожей с антрацитом горючей черной олонецкой земли были приняты с энтузиазмом.

Попытки использовать в топках кораблей «землистый антрацит» вместо высококачественного кардифа показали несостоятельность этого предприятия. Однако именно эти исследования и привели к открытию нового углеродистого вещества – шунгита.

Если Вам понравилась статья сообщите о ней друзьям: